В последнее время уничтожение животных ведется в Сухуме с особой жестокостью. В прежние годы обычно весной и осенью предупреждали, что такая акция готовится, и люди следили, чтобы их домашние питомцы не выбегали за пределы дворов, кошки ночевали дома, а вольные птицы прятались в гнездах… Да, можно было бы шутить, если бы не было так грустно.
По-человечески можно понять чиновников, которым в ответ на участившиеся жалобы о злобных, нападающих на людей собаках приходится отдавать все новые и новые распоряжения об уничтожении животных на территориях городов и районах.
В защиту собак выступили представители Благотворительного фонда защиты животных Абхазии (БФЗЖА) «Надежда». Они предложили руководству города пойти по современному и более гуманному по отношению к животным и городской среде пути: регулировать численность городских животных не отстрелами и отловом и усыплением, а стерилизацией. В ответе от 23 февраля 2016 года на письмо фонда начальник МУ «Коммунальное Управление Администрации г. Сухума» Елена Атепина написала, что «в целях формирования системы управления и финансирования комплекса мер по улучшению содержания, использования и охраны животных в городе Сухуме требуется разработка проекта на государственном уровне в возложением соответствующих функций на заказчика организации учета и регистрации животных, их отлова, стерилизации (кастрации), транспортировки бесхозных животных, а также их содержания в приютах и иные работы».
Еще в письме говорится, что в последнее время в МУ Коммунальное управление Администрации поступают многочисленные жалобы от населения и гостей столицы о нападении больных бродячих собак, люди опасаются, что это спровоцирует вспышку различных заболеваний, в том числе и бешенства.
«В 2016 году, – говорится в письме далее, – выделенное для МУ «Коммунальное управление Администрации г. Сухума» финансирование из городского бюджета, утвержденное Сухумским городским собранием, предусматривает только усыпление бродячих животных».
Я очень хорошо представляю, как разрушительна ненависть и как настойчивы люди, движимые ею. Неважно к чему или к кому. На сей раз – к животным, счастливо резвящимся на солнышке.
К нам в редакцию тоже приходила гражданка N., та самая, что организовала львиную долю писем «против бродячих собак». Из числа этих собак больше половины были с ошейниками и имели хозяев. Эта пожилая женщина долго вела переговоры с моей коллегой и, хотя мы напечатали её письмо с возмущением по поводу животных, все-таки она ушла недовольная.
Невольно вспоминается «Собачье сердце» Михаила Булгакова, Полиграф Полиграфович с его ненавистью к котам и сразу становится невыносимо тоскливо от того, что мы, живущие в XXI веке, продолжаем многое делать по инерции, ссылаясь на нехватку средств, и при этом совершаем непоправимое, безжалостно ломая что-то очень важное для самих себя, для людей, которые живут рядом…
Да, у нас в бюджете – и страны, и районов, и городов – не очень много денег, но у нас есть специалисты – например, на кафедре зоологии Абхазского государственного университета или в Институте экологии Академии наук Абхазии. И, наверное, прежде чем принимать решения о радикальном истреблении животных, рациональнее было бы посоветоваться с учеными. Выяснилось, что в Абхазии нет специалиста-териолога, то есть специалиста по крупным млекопитающим, и, когда возникают подобные случаи, нам на помощь приходят ученые из Краснодарского края. По совету абхазских зоологов я связалась с доктором биологических наук, заслуженным экологом России, заслуженным деятелем науки и образования России, академиком РАН Анатолием Кудактиным. Прошу обратить внимание, что исследования Анатолия Николаевича как раз связаны с регулированием популяции крупных млекопитающих.
Для Анатолия Николаевича сегодняшняя борьба абхазских коммунальщиков с бродячими собаками – знакомая история. Но этот путь, заверил ученый, приведет к эффекту бумеранга.
Собаки и кошки являются непременной частью городской среды, и их уничтожение ведет к тому, что территория, на которой они обитают, так называемая «ниша» заполняется собаками с окраин, из других районов. Мы думаем, что мы – хозяева города, а параллельно с нами те же города и села делят между собой собачьи кланы. Там, где территория пустеет, объявляются новые хозяева. Как правило, в процессе отстрелов и отлова в первую очередь страдают животные, имеющие хозяев, в частности, собаки охотничьих пород. Они более доверчивые, не прячутся, легко идут на контакт с незнакомыми людьми. А вот по-настоящему бездомные, бродячие собаки умны, осторожны. Потому они и выжили в труднейших условиях, и для них человек – не друг, а враг. Именно среди них, по словам академика Кудактина, встречаются и синантропные волки (то есть гибрид волка и собаки, поведением они напоминают собак, но при этом обладают волчьей сущностью). Это они и есть самые агрессивные особи, это они нападают на людей. После отстрела домашних и околодомашних «соперников» они получают бонус в виде освободившейся территории и начинают плодиться еще быстрее.
– Конечно, мне возразят: как же быть с угрозой распространения заболеваний и самого опасного – в том числе и для человека – бешенства? – продолжает академик Кудактин. – Я слышал эти аргументы много раз… То, что случаи гибели людей от бешенства участились, – это как раз результат непродуманных, неграмотных и несогласованных мер в отношении городских животных. Современные возможности позволяют стерилизовать собак без отлова – искусственная стерилизация, и вакцина от того же бешенства дается в приманке. Безусловно, на все это нужны средства, но результат того стоит. Отстрел дает временный эффект, а регулирование популяции позволяет обезопасить город. Потому что постоянно контролирующий свой участок собачий клан не допустит пришествия других собак.
Хочу надеяться, что руководители администраций наших городов и районов прислушаются к мнению ученого и позволят себе убедиться на собственном опыте – не война, а мир с животными – залог спокойствия и здоровой экологической обстановки в наших городах.
Уйдут в прошлое письма с возмущением, отстрелы, потравы, усыпления…
Хочу сказать еще несколько слов об адресате упомянутого мною письма – о людях, которые в 2015 года учредили Благотворительный фонд защиты животных Абхазии. Это люди разного возраста, разных профессий, среди них есть и матери, имеющие детей, и отцы больших семейств, и ветераны Отечественной войны народа Абхазии. Их всех объединяет только одно – стремление защитить наше общество от страшного вируса жестокости, который все больше и больше проникает в общественное сознание. Проникает потому, что мы катастрофически теряем важные ценности – способность сострадать, заботиться о слабых и увы, просто думать о последствиях.
– Для любой семьи важно, чтобы дети росли в нравственно здоровом обществе, – считают учредители фонда, – а как же приучать детей к доброте, состраданию и гуманности, если ребёнок видит, как убивают собак. Тяжелая психологическая травма, полученная в детстве, откладывается в сознании ребенка, и непременно заявит о себе в будущем. Представители фонда еще до официальной регистрации год за годом занимались спасением брошенных животных, они и сегодня кормят их, лечат, пристраивают. Они обратились в Администрацию города с просьбой выделить участок для организации приюта для брошенных, так называемых бездомных животных, где можно будет заботиться о них, лечить заболевших, делать необходимые прививки, стерилизовать, что, к сожалению, необходимо, когда ставится задача сократить популяцию. Вакцинированные, стерилизованные животные не представляют опасности. Важно помнить, что города от крыс спасают именно собаки и кошки, а не отрава, на которую мы сегодня пытаемся сделать ставку. Гуманное отношение к слабым, к братьям нашим меньшим, как принято было во все времена называть помощников человека, – это главное условие благополучного общества. У нас сегодня не все в порядке в этом отношении. Значит надо пересмотреть наши действия, надо решать проблемы иначе.
Юлия Соловьёва